название сайта

Спасение (2015) смотреть онлайн

6.621
6.6
0 0
Молодую католическую монахиню сестру Анну из Польши отправляют служить в миссию католического прихода высоко в гималайских горах. Сестре Анне 25 лет, и половину жизни она провела в монастыре. И вот, первый раз в жизни она выезжает в другую страну, и не просто в какую-то страну, а в аутентичный край Ладакх, который является частью тибетской Индии. Приехав туда, сестра Анна оказывается в совершенно незнакомом ей мире. Она сталкивается с совсем иной культурой, с другими энергиями и абсолютно другой религией. Загадочный мир Тибета и случайные встречи в пути приносят сложные мысли и вопросы.
Смотреть онлайн
Спасение (2015)
WEB-DL
Рецензии:
  • Operator, pleaseТеатральный режиссёр Иван Вырыпаев периодически выходит на поле кинематографа и снимает кино, жанр которого определить очень сложно, да и хоть сколько-нибудь похожие фильмы найти затруднительно. Огромный ему поклон за Эйфорию, Кислород, Танец Дели. Но почему же во время просмотра Спасения мне казалось, что кино - это что-то чужое для Ивана? Почему это кино выглядит таким топорным на фоне гениальных предыдущих работ, когда было достаточно одной больничной скамьи? На самом прозаическом фоне рассказывались истории, да такие, что ты, взрослый человек, вдруг вслух выкрикивал говорил 'вау!' и удивлялся мудрости автора. В Спасении же Иван слишком много экспериментирует с чисто кинематографическими приёмами, что ему не очень-то удаётся. Длинные молчаливые эпизоды, где сестра Анна просто куда-то идёт, что-то разглядывает - не что иное, как просто растягивание времени, никакой смысловой нагрузки они не несут. А дважды повторяющийся момент с подъёмом на гору полностью это подтверждает. Для чего 2 раза? Чтобы увеличить хронометраж? В общем, фирменных Вырыпаевских диалогов тут 2 штуки, они всё так же хороши. Всё остальное - лишнее.
  • Очень нетипичная монахиняАнна нелюдима, тревожна в присутствии людей, это видно сразу. Монахиней ей почти не нужно ни с кем общаться, только со знакомыми. А если и заговорит с незнакомцами, то это обычно очень короткие разговоры, лишенные человеческой простоты, тепла, односложные. Скрытная, безэмоциональная, незаметная. По лицу не получается ничего счесть, что за человек, оно ничего не выражает. Когда она общается, то вызывает ассоциации с куклой. Она как в танке, или крепости, на очень большом расстоянии от всего, всех. Очень умна. Очень необычно в разговоре с американцем задала вопросы - как ученый, изучающий неживую вещь под микроскопом. Т. е. вопросы глубокие, «промозглые», до самой сути, но без чувственной, настоящей человечной заинтересованности. Героиня почему-то пребывает в постоянном напряжении: блеклое однообразное выражение чувств, застенчивые жесты. Расслабление, наслаждение от текущего момента при прослушивании музыки периодически сменялось настороженностью, думанием. Будто она всегда готова к чему-то. О себе всегда сказать нечего, кроме того, что из Польши. У собеседника же выспросит всё. Т. е. присутствует как бы такая схема отношений: сама берет, но взамен не даёт ничего- в виде эмоций, чувств. Над простыми вопросами долговато раздумывает. В фильме сделан акцент на молодой внешности героини. Это может быть как символ отказа героини от обычной жизни, 'её не потрепала жизнь'. Она как будто не с этой планеты, но это не из-за монашества, а от того, от чего она туда, скорее всего, сбежала. В общем, на основе того, как было это сыграно, могу пофантазировать, что героиня могла стать монахиней как раз по причине наличия проблемы в своих отношениях с людьми. Это подтвердили наблюдения и американца. Есть преднамеренный уход от ее решения. Или хочет изменить себя таким способом, найти ответы на вопросы. Без активной работы над собой. Это как бы заход с другой стороны, изнутри, духовный. Актриса героини чем-то мне напомнила другую актрису, Марию Шалаеву.
  • ОщущайВ последнее время на экраны вышло сразу несколько картин о служителях церкви. Вспомнить хотя бы суровую ирландскую драму Голгофа или оскороносный фильм Павла Павлековского Ида, который производит впечатление своей концентрированной строгостью. Матовый, почти пасторальный черно-белый фильм, в котором строгость во всем – от названия, до композиции кадра. Кинематографический интерес к данной теме во многом вызван духовной красотой служителей культа и общей религиозной эстетикой. Вот и Иван Вырыпаев снял свою картину о святости. Но святость здесь далеко не главное – она лишь внешнее условие. Фильм об ощущениях. Вполне понятно, почему Вырыпаев снял такое кино. Многие его фильмы завязаны на особом мироощущении героев. Об этом его короткометражная новелла 'Ощущать': не нужно ничего понимать, да и попробуй пойми это всё – просто ощущай. Главная героиня Спасения – робкая, безмолвная монахиня из Польши, которую отправили служить в миссию католического прихода высоко в гималайских горах. Она впервые за 25 лет покидает монастырь и оказывается на другом конце планеты. Анна пытается понять этот мир через диалоги с незнакомцами, но слишком разные модели восприятия действительности уводят разговоры в область комичного. Этот мир, в котором человек сравнивается с пылесосом – невозможно понять. В попытке по крайней мере ощутить его, Анна на время примеряет роль простого человека. Прибывая в этой роли, перевоплощенная монахиня вступает в, пожалуй, самый комичный и остроумный диалог с американским музыкантом. Вырыпаев использует довольно распространенный приём столкновения разных миров, что характерно для подобных сюжетов. Разговоры о рок-музыке и попытки объяснить “чем занимаешься” невольно наталкивают на мысли о (не)возможности героини остаться в этой роли если не навсегда, то хотя бы на время. Фильм построен по принципу беседы. Хотя за все экранное время зритель услышит лишь 4 полноценный диалога – нет сомнений в том, что внутренний диалог продолжается и в безмолвии. Крупные планы на фоне колоритных пейзажей Тибета, слегка покачивающаяся камера – вызывают приятный эффект погружения и ощущение динамики высокогорного пространства. Многие обвиняют Спасение в отсутствии глубины и театральности некоторых сцен. Но здесь стоит сказать, что Вырыпаев прежде всего драматург, а не кинорежиссер, о чём он открыто и заявляет. Но фильм от этого вовсе не теряет своей ценности, прежде всего эстетической. Сам режиссер в интервью говорит, что “Спасение” это фильм о России. Но, как оказалось – об этом совсем не обязательно знать. Даже без этого глубокого знания картина может многое сказать и показать эстетически и духовно развитому зрителю. Неужели обязательно искать во всем глубинный смысл? Почему нельзя просто получить удовольствие от просмотра приятного и красивого кино?
  • «Холодят мне душу эти выси, нет тепла от звёздного огня…»И снова в мире пустота, и ровно-ровно сердце бьётся. Душа, как снятая с креста, чиста – не плачет, не смеётся. Ольга Красникова Современный российский кинематограф постепенно заполонило «младое, незнакомое» кочевое племя: Пётр Буслов обретает «Родину» на Гоа, Роман Волобуев снимает Морру и иже с ней во Франции, а Вырыпаев, как старик Хоттабыч, на нековре, но самолёте переносит свою и без того интровертированную «беспокойную Анну» в гималайские пейзажи Ладакха. Дауншифтинг полного метра? Кто и в какие странноприимные края отправится дальше искать «для вдохновения ключи»? Поживём – увидим. Впрочем, сейчас речь не об этом, а о самой меланхоличной картине самого авангардного российского режиссёра, которая, будь она книгой, начиналась бы с фразы: 'Жил-был Иван Вырыпаев, слыл знатоком модерна и «Танца Дели», а потом вдруг остановился, задумался и станцевал менуэт под названием «Спасение»'. 25-летняя же польская монахиня, по долгу служения церкви заброшенная на «Малый Тибет», впервые осознаёт, что ни о танцах, ни о песнях, ни о музыке (и не только группы «U2») ничего не знает и в помине. Тело Анны гнетёт вовсе не высота в 4000 тысячи метров над уровнем моря – это душа её от приближения горнего мира трепещет в сомнениях. Путешествуя по окрестностям, девушка беседует с первыми встречными, и из их слов в неё проникает такой оглушительный хаос, что делает непостижимое для её понимания окружающее пространство ещё загадочнее. Лишённый фирменной экспрессии, авторский стиль Вырыпаева всё же узнаваем. В первую очередь, благодаря парадоксальности мысли (диалог о человеке-пылесосе) и картинки (монахиня, расхаживающая по улицам в подряснике, шапке бини, бутсах и с рюкзаком за плечами, или, простите, непосредственно в кадре справляющая нужду на унитазе); во вторую – традиционному сквозному говорению персонажей. «Спасение» – это дежурная попытка размышлений вслух о вере, которые отечественные режиссёры почему-то предпочитают вкладывать в уста иностранных её носителей (вспомним для примера фильм «Иерей-сан. Исповедь самурая»). Вроде бы в чужой монастырь со своим уставом не ходят, но наведываться в собственный, видимо, всё-таки страшнее. И Вырыпаев ничтоже сумняшеся отправляет польскую католичку в «последнюю цитадель» буддизма. Неформальное знакомство с официальным адептом веры не под гулкими сводами храма расширяет границы повествования и в то же время меняет его тональность. Невольно склоняешься к мнению о религиозной клаустрофобии автора, об отказе взяться за рассказ изнутри, ибо тема сама по себе обязывает, лишая повода для вольного обращения с ней, не позволяя опускать планку ниже допустимого и, безусловно, требуя знания материала. Попытка изумительно красива – этого у неё не отнять. Благодаря оператору Андрею Найдёнову отдельные сцены напоминают полотна то Рембрандта, то Сальвадора Дали; на экране превалируют эффектные ракурсы и цветовые сочетания: «пыльное» синее и приглушённо-жёлтое, хрестоматийное красное и чёрное, чёрное и белое. Благодаря Полине Гришиной, чьи юные годы прошли в монастыре, кинолента обрела одухотворённое, не обезображенное чрезмерными интеллигентностью и оправой очков лицо. Но ни живописность, ни фактурность идею не вытянули, она осталась холодной, отстранённой и безжизненной, будто Снежная Королева в сказке Андерсена или певица Йенни Линд – в его судьбе. Поэзия формы зияет провалами содержания. Картина, призванная было спеть гимн духовности, растворяется в туманной дымке гор и благовоний местных храмов и многоцветным колесом-мандалой катится по чистым землям будд прочь от славянского менталитета. Спасают ли обстоятельства Анну? Скорее, топят, как слепого котёнка. Спасает ли она себя, свою веру? Больше похоже на то, что прячется и прячет в укромном уголке. Два тату, сделанных Полиной Гришиной в знак протеста после ухода из монастыря, как и творческий акт героини фильма «Авриль» Жеральда Юсташа-Матьё, увенчали отстаивание обеими девушками своего места в жизни вне церкви куда чистосердечнее, чем финал «Спасения» – утверждение Анны в правильности выбранного ею пути. Даже внедрение в сюжет НЛО не придало вырыпаевской пустоте ни эйфории, ни келейной суггестивной силы, не превратило её в таковую, что «при мысли о ней видишь вдруг как бы свет ниоткуда». Попытка выглядит заправской софистикой, от неё не дрожат струи «непостижного света». Хотя, возможно, как и в вопросе с наполовину полным или пустым сосудом всё упирается в то, каким/какой его/её узрели именно Вы. О, есть неповторимые слова, кто их сказал – истратил слишком много. Неистощима только синева небесная и милосердье Бога. (Анна Ахматова)
  • http://laromakaro.livejournal.com/563640.html Взято в чужом блоге- рецензия Ларисы МакаровойВчера нас дети водили в кино. Смотрели в зале на 14 мест, на диванах, со столиками. Сзади сидела пара в возрасте, которая общалась громовым шепотом на юридические и бытовые темы. Еще они шуршали. Просто все время шуршали и раздражали. Я сдержалась и даже не оглянулась, чтобы испепелить взглядом, дальше будет ясно, почему. Смотрели мы фильм режиссера И. Вырыпаева 'Спасение'. Мне показалось, что режиссеру лет 20 с хвостиком, но точно не больше 30. Потом выяснила, что он мой ровесник. Спойлерами фильм не испортишь, поэтому расскажу. Польская молоденькая монахиня приезжает служить в Тибет. Летит на самолете, едет в такси, заселяется в гостиницу, откуда ее должны, но не могут забрать из-за непогоды. Пару дней она бродит по окрестностям, потом ее забирают таки и доставляют к месту службы, где она встречает русского фотографа, которого играет режиссер. И ничего не происходит. Теперь о том, почему я решила, что режиссеру Ивану годков всего ничего. Более беспомощной картины из тех, что претендуют на смысл, я еще не встречала. Ну или не помню. Что хотел автор сказать, не ясно, потому что ничего так и не сказал. Зато в фильме есть все, что нынче быть должно. Не хватило только косяка, его заменили местной водкой. Наверное, по закону про косяки нельзя. Есть христианство, адепты которого сами не знают, верят они или нет. Есть Тибет, потому что сейчас без Тибета никак. Раньше можно было вставить Индию, но она уже в зубах завязла. Есть рокмузыкант. Буддийские монахи. Самолет. Рюкзак. Добрые азиаты. Инопланетяне. Бэкпекеры. Прозрение. Порядок можно применять любой, потому что все равно все в кучу и между собой не связано. Даже прозрение можно воткнуть в любое место, так как оно не является следствием ничего. Я на автора немного обиделась. Он зрителя не уважает. Жует, жует одно и то же. Я два раза не повторяю, два раза не повторяю. Чтобы любой дурак понял. Хотя, кажется, Иван претендует на фестивальное, интеллектуальное. Приемы, используемые для донесения мысли, оригинальностью тоже не блещут. Монахиню раздевают, кладут спать в трусах и почему-то в огромных носках. Наверное, чтобы показать, что под подрясником у монахини есть тело, если вдруг кто не догадается. Мерзнут у тела почему-то только ноги. Правда, тело не ест, только пьет. Наверное, чтобы слишком не приземлять. Ну и раз тело пьет, то оно должно писать. Процесс показан достаточно подробно. Из-за этого я рада, что тело не вкушало пищи, потому что потом вдруг бы пришлось смотреть, как оно какает. Монахиня все время ходит в горы, чтобы побыть одной, справиться с искушением. Наверное, отсылают нас к искушению Христа, но тут было недостаточно прожевано, я поперхнулась и не поняла, хотя и повторено было дважды, повторено дважды. Но хочу и спасибо автору сказать. Он проверяет зрителя два раза за фильм: 'А вы что подумали?'. Я все плохо думала, а героиня нас обманывает, остается чистой и верной. Перед финалом, заканчивающимся встречей с русским фотографом, который в темноте ходит и снимает храмовые фрески (очень забавные) с рук, сестра Анна уже и клобук снимает, и сидит нецеломудренно. Зритель уже все решает, но нет, но нет. Второй раз обманывается. Что хочу автору сказать. Тема сисек не раскрыта. Это хорошо. Монахиня не уходит в мир, простоволосая и сияющая. За это спасибо. Это даже небанально как-то. А что фильм не получился - ну ничего, ничего. В следующий раз. Жена у вас очень красивая, автор, зато. Но косяка явно не хватает, чтобы проникнуться. Хорошо бы выдать и героям, и зрителям. Министерству культуры спасибо, что второй Левиафан не профинансировало. Лучше уж и правда такое кино поддерживайте, если пока ничего другого нету. Удивительно, как много я написала на пустом месте. Надо работать над ясностью слога. Можно ли говорить про финал, что он заканчивающийся?

Спасение (2015) бесплатно

  • Просмотр онлайн
  • Трейлер
После просмотра Спасение (2015) обязательно оставляйте комментарии
Прокомментировать
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
Введите код с картинки:*
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
все шаблоны для dle на сайте шаблоны dle 11.2 скачать